Тушить или не тушить? (07.08.2019)
Почему масштабные лесные пожары в Сибири сначала не тушили, а потом начали тушить? Сегодня на этот вопрос ответил министр лесного хозяйства Красноярского края. По видеосвязи он принял участие в новосибирской пресс-конференции. Там же представители МЧС заявили о готовности отправить на тушение пожаров новые группировки. 
 
В Новосибирске сейчас нет смога. Но, кажется, все понимают – это потому что ветер  переменился. Лес в Сибири, как горел неделю, две  недели назад, так и горит.  Каждый день озвучиваются цифры  - число новых очагов, потушенные пожары – обывателю в этом потоке непросто ориентироваться. Но, главное считают, экологи к сегодняшнему говорить о переломе ситуации не приходится. Процитируем российский гринпис:
 
 «4,5 миллиона гектаров леса горит прямо сейчас. По данным метеорологов с 7 августа ситуация в горящих регионах только ухудшится. Сильное задымление распространится по Иркутской области, Бурятии и в красноярской части Приангарья. Прогноз погоды на ближайшие дни — крайне неблагоприятный с точки зрения развития пожаров. При таких условиях и при таких площадях лесных пожаров справиться с ними всеми силами, какие есть в нашей стране, практически невозможно». Конец цитаты. 
 
Активно тушить лесные пожары в Сибири начали неделю назад. До этого официальная позиция была такая – тушить экономически нецелесообразно. Этот ответ губернатора Красноярского края знают все. Сегодня в Новосибирске в пресс-центре ТАСС состоялся телемост Новосибирск-Красноярск. Министр лесного хозяйства Красноярского края рассказывал, что делается сейчас, благодарил  федеральный центр за помощь и объяснял, какими нормативными документами руководствуются региональные власти при принятии решений тушить или не тушить. За неделю эти нормативы не изменились, масштабы лесных пожаров тоже. Наш вопрос красноярскому министру был таким: почему изменилась риторика и позиция властей, насколько большую роль сыграла общественная компания (пикеты, петиции и так далее). Приводим фрагмент ответа. 
 
Напрямую о роли, которую сыграли активисты, красноярский министр говорить не стал. Но косвенно все же признал действенность общественной кампании. О задыхающихся городах и селах говорили именно люди. Официальные службы настаивали – замеры показывают, что ПДК вредных веществ остаются в рамках нормы. Требования – тушить и спасать в последних числах июля стали звучать настолько громко, что игнорировать их было уже очень трудно. Голливудские и российские звезды, живущие далеко от Сибири, тоже говорили и писали об этом. 
 
Министр лесного хозяйства Красноярского края считает, что и дальше регионы будут принимать решения о целесообразности тушения пожаров.  Тушить все, считает чиновник, не получится. Но при этом добавляет, что возможно подходы изменятся. 
 
Об этом же говорят экологи: пересмотреть нормативы, усилить лесоохрану. Дорого, сложно, но выполнимо.  Вообщем-то последняя неделя показала, что  когда поступает команда, находятся и техника и люди. Сейчас в тушении лесных пожаров в Восточной Сибири  принимают участи силы Минобороны и МЧС. 
 
Последствия лесных пожаров в Сибири еще только предстоит оценить, говорят эксперты. Гибель животных,  ухудшение (в том числе отсроченное) здоровья тех, кто дышал дымом на протяжении недель – при желании это все тоже можно пересчитать в рублях. Пока же чиновники по-прежнему предпочитают говорить об том, сколько древесины потеряно. И этим измерять последствия.  
 
Мария Гарифуллина