А был ли дизель? (30.11.2018)
Сегодня железнодорожный суд поставил точку в нашумевшем деле о похищенном миллиарде Минобороны. Под следствием, а потом на скамье подсудимых оказались два топ-менеджера крупной новосибирской нефтебазы. Изначально их подозревали в хищении дизеля, предназначенного для армейских нужд, спустя некоторое время в мошенничестве и легализации денежных средств. Сумма ущерба во время процесса несколько раз менялась. А защита заявляла о заказном характере дела. Сегодня был оглашен приговор. 
 
А был ли дизель? Первоначально двух заместителей директора нефтебазы «Красный яр» задержали по подозрению топлива для арктической группировки войск. Примерный ущерб, нанесенный министерству обороны, тогда оценивали в один миллиард рублей. Сначала речь шла о семи эшелонах украденного топлива, но впоследствии, его количество резко сократилось, и дело о дизеле было выделено в отдельное производство. А топ-менеджерам предъявили обвинение в хищении денег уже у нефтебазы путем создания фиктивной кредиторской задолженности. 
 
Дело было возбуждено еще весной 2015 года. Часть времени топ-менеджеры находились в СИЗО, последнее время решения суда они ожидали под домашним арестом. Родственники подсудимых проводили одиночные пикеты в их поддержку. Они до сих пор заявляют, что дело было сфабриковано. 
 
По версии защиты, сумма ущерба во время следствия и судебного разбирательства все время менялась. 900 миллионов рублей превращались в 200 миллионов, а затем в полмиллиарда.
 
На приговор подсудимые пришли с вещами, не веря в то, что российская Фемида их оправдает. Сторона обвинения настаивала на 7ми годах лишения свободы. Суд признал бывших заместителей директора нефтебазы виновными в мошенничестве в особо крупном размере, и не нашел состава преступления по статье легализация денежных средств. Подсудимые имеют право на реабилитацию по этой статье. 
 
После прочтения приговора подсудимых взяли под стражу в зале суда. Время, проведенное в СИЗО и под домашним арестом будет зачтено, и отбывать наказанием им придется недолго. Но они все равно планируют обжаловать приговор. И готовы дойти до Верхового суда. 
 
Анна Гурьянова