Итоги Нобелевской недели (09.10.2018)
Новый подход к лечению рака, отмеченный в этом году Нобелевской премией, теоретически уже доступен жителям России. Но стоят новые лекарства дорого: цена может достигать сотен тысяч рублей за один флакон и потому фактически о доступности говорить пока рано. Сегодня новосибирские ученые прокомментировали итоги Нобелевской недели, которая завершилась накануне в Стокгольме. 
 
Нобелевские премии это всегда повод разговора на тему «а зачем наука вообще нужна, что она дает людям от нее далеким». В этом году ответы, что называется на поверхности. Премия по физиологии и медицине присуждена Джеймсу Элиоту из США и Тасуку Хондзё из Японии за исследования по иммунотерапии рака. Тут никого, говорят ученые, не нужно убеждать в важности работы. Суть подхода – создаются препараты, которые воздействуют не  на раковые клетки, а на иммунитет пациента, включают механизм уничтожения раковых клеток. Метод, получивший название чекпойнт-терапия, не панацея, он позволяет бороться не со всеми видами рака. Но меланома, рак почек, легких, лимформа Ходжкина - против них уже созданы новые лекарства. 
 
Эксперты уверены, что новых препаратов будет становиться все больше. И на российском рынке они тоже появятся. Но актуальным будет вопрос их доступности. Нобелевская премия по  химии, которую получили американские ученые, в этом году присуждена за направленную эволюцию ферментов и за метод исследований пептидов и антител. За этими терминами стоят методы, которые используют в клинических и научных лабораториях по всему миру. И если всё совсем упростить, то они имеют отношение  к каждому, кто принимает какие-то лекарства. Фундаментальные исследования,  фармацевтических компаний сделали большой шаг вперед, благодаря разработкам нобелиатов этого года. 
 
Так получилось, что в этом году даже нобелевская премия по физике имеет отношение к биологии и медицине. Отмечено изобретение оптических пинцетов (автор работы Артур Эшкин). Этот инструмент используется в лабораториях биологического профиля. Также лауреатами Нобелевской премии стали Жерар Мур и Данна Стрикланд за изобретение метода генерации ультракоротких высокоинтенсивных оптических импульсов. Речь идет о лазерных системах. 
 
В любом случае, есть у российских ученых непосредственные контакты с нобелиатами этого года или нет, используют они их методики или знают о них только по публикациям –  они согласны с решением Нобелевского комитета. Если речь о премиях по физике, химии, физиологии и медицине, то научное сообщество почти всегда солидарно.  Премия мира и премия по литературе гораздо чаще вызывает критику и споры. 
 
Мария Гарифуллина