Вина доказана, но приговор отменен (12.09.2018)
Накануне стало известно, что Верховный суд России удовлетворил апелляционную жалобу фигуранта одного из самых громких новосибирских дел последних лет.  В первую инстанцию возвращено уголовное дело бывшего милиционера Евгения Чуплинского, которого в этом году признали виновным в серии жестоких убийств женщин, начавшейся еще в 90-х. Сам он вины не признал, но следствию удалось собрать доказательства его причастности к 19 таким преступлениям. Тем не менее, часть работы суду предстоит сделать заново. 
 
Этими словами подсудимого Евгения Чуплинского полгода назад завершилась многолетняя следственно-судебная эпопея по делу неуловимого новосибирского маньяка. Без малого 20 лет правоохранительные органы области разыскивали убийцу женщин, на счету которого к середине 2000-х было как минимум 19 загубленных жизней. В итоге по обвинению в совершении серии этих убийств за решеткой оказался 52-летний Чуплинский, бывший сотрудник вневедомственной охраны МВД.  По словам следователей, против него нашлись неопровержимые улики. 
 
Как следует из материалов дела, жертвами маньяка становились женщины легкого поведения, с которыми он знакомился в левобережной части Новосибирска, а потом жестоко убивал за городом. Но были среди жертв и те, кто попадался ему совершенно случайно. Следов на местах преступления убийца практически не оставлял, что и позволяло ему так долго водить сыщиков за нос. Задержали Чуплинского только два года назад. Поначалу он во всем признался, однако в суде пошел в отказ, утверждая, что оговорил себя из-за угроз в адрес близких. В прокуратуре такой поворот назвали защитной тактикой. По словам гособвинителя, рассказанное Чуплинским на следствии мог знать только настоящий убийца.   
 
Итогом этого судебного процесса, который проходил с участием присяжных, стал обвинительный приговор: остаток жизни Евгений Чуплинский должен провести в колонии особого режима. Но защита осужденного, как он и обещал, обжаловала это решение, и накануне Верховный суд приговор отменил. Поводом для этого стал формальный момент:  решая судьбу бывшего милиционера, суд не объяснил, почему во внимание не было принято  истечение сроков давности по некоторым эпизодам времен 90-х. Теперь этот недочет предстоит устранить.        
 
Владимир Давыденко