Сайты обязали удалять порочащие сведения (13.04.2018)
Госдума в окончательном чтении приняла очередной закон, который может повлиять на распространение информации в Интернете. Документ позволяет судебным приставам ограничивать доступ к размещённым в Сети сведениям, которые, порочат честь, достоинство или деловую репутацию граждан и юридических лиц. Насколько это возможно и нужно ли?
 
Законопроект о блокировке сайтов, порочащих честь и достоинство  прошёл через все чтения в Госдуме менее чем за две недели. Требовать удаления таких сведений, а также - публикации опровержений, россияне могли и раньше. Например - от печатных СМИ. Но у распространения информации в Интернете - своя специфика. Что и сподвигло авторов законопроекта выработать специальный механизм для исполнения судебных решений. Если владелец сайта, Интернет-канала, странички в соцсетях добровольно информацию не удалит - судебные приставы в течение одного рабочего дня будут направлять постановление о блокировке ресурса в Роскомнадзор. 
 
Реакция на появление этого закона в обществе действительно разная. С его помощью бороться с расследованиями, компроматом в отношении себя смогут какие-нибудь чиновники или крупные бизнесмены. С другой стороны от потока интернет-лжи могут пострадать и рядовые пользователи соцсетей, если им кто-то захочет насолить, и небольшие компании, против которых могут развернуть травлю конкуренты. В последнем случае, например, может понадобиться блокировка множества сайтов с написанными под копирку негативными отзывами клиентов. 
 
В законе есть важное пояснение - приставы подключаются в том случае, если какой-то сайт добровольно не исполнил решение суда и не удалил информацию. Для больших Интернет-каналов возможная блокировка может стать серьёзным стимулом к выполнению судебных решений. Но напугает ли это создателей Интернет-страниц - однодневок? Или редакции зарубежных СМИ. И что делать, если какой-то текст удалён, основательно переписан, отредактирован - и вновь опубликован. Вопросов о том, как будет работать закон - пока, пожалуй, гораздо больше, чем ответов.  
 
Алексей Кудинов