Снежные войны (27.03.2017)
Весенняя уборка снега в самом разгаре. Где-то силами управляющих компаний, где-то силами администрации, а где-то силами самих жителей. И тут и там возникают импровизированные снегоотвалы, которые затем отправляются на снегоплавильные заводы или специализированные полигоны. Но не всегда. В некоторых случаях снег остаётся таять на вроде как ничейной территории. Вызывая волну возмущений граждан. О том, что делать, если около вашего дома появился импровизированный Эверест?
 
Примерно такие диалоги происходят между конфликтующими гражданами при каждой встрече. Одно цепляется за другое, в ход идут воспоминания о выброшенном не в том месте мусоре, недавних пожарах - в общем, с повышением температуры окружающей среды ситуация накаляется всё больше. 
 
Впрочем, жильцы частного сектора требования противоположной стороны считают ничтожными. На руках у них ответ из мэрии, где заявляется, что по причине отсутствия финансирования снег с прилегающей к их домам территории вывезен не будет. Эту бумагу они трактуют именно как разрешение на самостоятельные работы.  Мол, спасение утопающих - дело рук самих утопающих, и лучше чужой подвал, чем собственный дом. А снег складируется на муниципальную - то есть народную землю. 
 
Действительно, по кадастровому паспорту данная территория хоть и прилегает к дому, но с точки зрения закона ему не принадлежит. По словам юристов, это, тем не менее, не даёт права складировать там снег - несанкционированные снегоотвалы имеют право на существование не более трёх дней, после чего должны быть ликвидированы. Да и заниматься этим должны специализированные фирмы, а не знакомый тракторист.
 
Во вопросам, касающимся самовольных снегоотвалов, указывают специалисты, необходимо обращаться с жалобой либо в департамент мэрии, либо, в случае её молчания, в надзорный орган - прокуратуру. Узнать мнение администрации ленинского района - которая, якобы, и дала разрешение на создание снежной кучи раздора, нам однако не удалось. В ответ на наш запрос ведомство предпочло сохранить гордое молчание. 
 
Александр Марчук