Заветный штамп "рассекречено" (10.03.2015)

912 секретных дел планируют рассмотреть и, возможно, рассекретить в государственном архиве Новосибирской области в этом году.  Делать это будет межведомственная комиссия, куда входят представители ФСБ и МВД. Степень секретности у дел разная, значительная часть вернется в закрытые хранилища, куда почти ни у кого нет доступа. Сегодня в России отмечают день архивов.

Фото-, видеоаппаратура, звукозаписывающие устройства, большие сумки, папки запрещены. Из всех сотрудников госархива  входить сюда могут только четыре человека. Когда мы проводили съемку, в этой комнате секретных документов не было. На столах папки с делами, по которым специальная комиссия уже приняла решение - гриф секретности с них снимают. Вот, например, это документы нии измерительных приборов, завода  им Коминтерна.

Алла Витальевна по секретным документам -  самый главный человек в архиве. Здесь, в ее кабинете, нет интернета. Вся техника, даже кондиционер, специальным образом проверены. Когда работают эксперты, все приборы вообще отключают. Это строгие правила.  Из секретного хранилища взять документы и доставить сюда может только сама  Алла Витальевна. Уборщица или например электрик что-то делать в хранилище и здесь, могут только в ее присутствии.

В настоящее время в новосибирском областном архиве хранится порядка 14 тысяч секретных документов. Их выносят на рассмотрение комиссии по мере того, как подходит срок. Формально срок действия грифа секретно , или совершенно секретно - 30 лет. Но на деле все не так просто. Есть например, документы, с которых них гриф не уже 90 лет.

Прошлый год был рекордным по количеству рассекреченных документов. Причем это касается и региона, и страны в целом. В Росархиве заявляют, что динамику сохранят, хотя засекреченными остаются многие документы, которые давно уже должны быть общедоступны. Во-первых,  процедура не быстрая, во-вторых, требования очень жесткие.

То, что недоступно, что под запретом, представляется исследователям очень заманчивым. На самом деле, говорят архивисты, в этих старых папках, мало  неизвестного и уж тем более неизвестного. Но бывает. И потому ни один эксперт не скажет, что государство зря так ревниво охраняет свои секреты.

Мария Гарифуллина