Парижский шарм в центре Сибири (18.12.2012)

 

Еще одна дата в истории новосибирской архитектуры. 75 лет исполнилось знаменитому стоквартирному дому. В 1937-м его достроили, и в декабре того же года в Париже на международной выставке искусств и техники работа Андрея Крячкова вместе с двумя другими проектами получила диплом 1-й степени, золотую медаль и Гран-при. В Новосибирске здание по-прежнему считается одним из лучших жилых домов. Его называют элитарным, хотя там еще пять лет назад были коммуналки.

На этом месте до 1933 года стояла пожарная часть и купеческие дома. В начале тридцатых местная власть решает построить дом для себя. Архитектором назначают Крячкова. Он сразу в проекте отодвигает от проспекта линию застройки. Получается площадь. С этим никто не спорит. Споры возникают по внешнему виду дома. В архитектурном музее хранятся материалы, по ним видно, стоквартирный дом должен был выглядеть иначе. Строже, даже проще. Но проект переделывается. Андрей Крячков с соавтором Вячеславом Масленниковым добавляют шарма. Украшений. Есть версия, что именно поэтому проект в итоге получает знаменитую парижскую премию.

У стоквартирного дома счастливая судьба, говорят архитекторы. Хороший проект, хорошо построили. Дому в силу почтенного возраста нужен ремонт. Но ремонт тут дело хлопотное. История 12-летней давности. Тогда решили обновить фасад. Получился скандал. Цвета другие, слишком яркие. Новые краски, новые технологии, оправдывались исполнители, попасть в тон трудно. Но переделывать все равно пришлось. Кстати, тогда жители возмущались особенно. Они тут - главные хранители истории. Мастер дома, которая всех знает, говорит - уезжают отсюда редко.

Дом только по проекту стоквартирный. На самом деле в нем 110 квартир. Это результат уплотнения. Современная история дома уплотнений не знает, но знает перепланировки. Здесь все меньше квартир с историческими интерьерами.

Врачи, ученые, художники, партийные деятели. Тут в каждой квартире и про войну, и про репрессии и про эпохальные стройки могут рассказать. Диляра Александровна показывает нам свою квартиру. Когда ее муж был жив здесь был его кабинет. Комнату для прислуги семья приспособила для столовой. Мусоропровод на кухне. До сих пор исправен. Два балкона, окно в ванной, потолки 3.70. Это по-прежнему впечатляет.

Диля Александровна рассказывает, что у знаменитого стоквартирного дома такие же коммунальные проблемы как и у других домов. Но пока они не лишили его парижского шарма.

Мария Гарифуллина